Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

с зонтиком

Отрывок из романа Александры Лоренц "Железные лилии"

Переодевшись, Азиза начала свой танец. На ней были шелковые шаровары, свободно ниспадавшие с широких бедер. Талию украшал сверкающий от блесток пояс. На руки были нанизаны десятки разноцветных браслетов, а на шее переливались всеми цветами радуги многочисленные ожерелья. Азиза грациозно согнула в локтях смуглые руки и шевельнула пальцами. На каждый палец был одет маленький серебряный колокольчик. Их звон слился с протяжным звуком лиры в один чудесный аккорд. Изольда стала ритмично стучать в бубен. Подчиняясь заданному темпу, танцовщица поплыла по комнате, принимая необычно грациозные позы. Казалось, ее ноги скользили по гладкому полу, как по водной поверхности, а похожие на две маленькие змеи руки извивались отдельно от тела, изображая замысловатые мудры. Порой Азиза дрожала мелкой дрожью, да так, что ее округлая грудь со звоном сотрясалась отдельно от тела. А порой она падала на пол, а затем взлетала вновь к потолку в невероятно сложном прыжке. И снова новые красивые движении гибких рук, мелодично позвякивающими маленькими колокольчиками. Изогнувшись в изящных позах, неутомимо двигались смуглые ноги в такт все ускоряющейся мелодии. Беспрестанно звенели браслеты и ожерелья. Очарованные чужим экзотическим танцем, женщины затаили дыхание. Жаль только, что танец слишком быстро кончился. Азиза выбежала из комнаты. Но никто не мог вымолвить ни слова. Все замерли от восторга.

Эстапиду! Эстампиду! — воскликнула Ирис. — Изольда, прошу тебя, станцуй испанский танец, которому научила тебя бабушка!

Нет, Ирис! Я не смогу танцевать в этом тяжелом наряде.

Ну, прошу тебя! Я пошлю Мегги за твоим испанским платьем.

Она не найдет! — Изольда колебалась.

Найдет! Я показывала ей, мы доставали его из твоего сундука. Это после того вечера, когда она расспрашивала, почему у тебя такие черные волосы. Я ей рассказала, как твой дедушка привез из своих восточных походов себе жену, дочь испанского графа. У них была такая любовь, страстная и красивая! Ну, прошу тебя, сестричка! — Ирис умоляюще сложила руки.

Хорошо, посылай Меган! — уступила Изольда. Вся женская компания желала увидеть испанский танец.

Ирис и Азиза, посмотрев друг на друга, взяли в руки мандолину и лютню. Словно мелкая барабанная дробь, комнату заполнил собой продолжительный аккорд, он рассыпался по всем уголкам и, казалось, заворожил всех присутствующих. Кто-то из женщин взял в руки бубен, щелканье кастаньет прибавилось к заполнившему все пространство звуку.

Как ветер, на середину комнаты вылетела Изольда. Ее стройная фигурка была обтянута черным узким платьем. Ее бедра были похожи на нераскрывшийся бутон розы, опущенный вниз. Ноги ее обрамляло несколько рядов пышных оборок из белой полупрозрачной ткани. Тонкие изящные руки на запястьях тоже завершались небольшими оборками из той же ткани. Девушка взметнула вверх обе руки, унизанные кастаньетами, и застыла в напряжении. Ее руки, грудь, бедра, казалось, были напряжены до предела. Голова с распущенными кудрявыми прядями наклонилась в сладкой истоме. Только самые кончики пальцев Изольды нервно вздрагивали, не выдерживая сильного внутреннего напряжения. Маленькие кастаньеты на них отбивали ритм танца.

Зрительницы замерли. Струны и бубен продолжали свою бешеную дробь. Вдруг Изольда подняла голову и бросила руки вниз. Ее черные глаза обожгли всех страстным огнем. Девушка опять застыла. Теперь она стала похожа на черную пантеру, готовую сделать гигантский прыжок. Все невольно ахнули.

Наконец в грохочущем, как горная река, аккорде начала угадываться мелодия. Она все сильнее и сильнее завоевывала собой пространство и ритм. Бубен и струны покорно стали выводить прекрасный и полный гармонии мотив. Подчинившись ему, Изольда вначале напряженно сдерживалась, потом все быстрее и быстрее пошла по кругу среди ошеломленных женщин, смотревших на нее восхищенными взглядами. Казалось, что она, как черный лебедь, плывет по водной глади, и ее руки-крылья принимали различные формы. И хотя танцовщица смотрела себе под ноги, казалось, что она заглядывает внутрь себя, тщетно пытаясь справиться с охватившей ее пламенной страстью. Лишь изредка, когда она грациозно изгибала шею, ее огненный взгляд падал на кого-нибудь из зрителей, и тогда его сердце сжималось от яростной силы ее бездонных глаз.

Но вот Изольда опять замерла. Стало видно, что ее ноги под платьем стали отбивать уже охвативший всех присутствующих ритм. Танцовщица все яростней и яростней стучала в танце башмачками по полу, да так, что каждый ощутил безудержное желание присоединиться к ней. С трудом сдерживаемая страсть вдруг выплеснулась в эту дробь башмачков по деревянному полу. Все невольно начали дружными хлопками поддерживать ритм танца. Временами девушка вновь бросала грациозное, гибкое тело в другой конец комнаты и опять замирала в истоме. Энергия, скрытая в ней, была бесконечна, как пламя вулкана, идущее из темной глубины недр. Только страшное напряжение помогало ей сдерживать этот огонь внутри себя. Но порой он вырывался из-под ее контроля, и тогда жар знойной страсти обдавал всех вокруг.

Вдруг мелодия стала затухать и растаяла в непрерывной дроби бубна и продолжительного аккорда серебряных струн. Изольда опять замерла в самой начальной своей позе, взметнув согнутые руки вверх. Звук становился все тише, и силы, казалось, покидали утомленное тело. Руки в изнеможении опустились, и она вся обмякла. Через минуту ее стройная фигурка превратилась в небольшой холмик на полу. Наступила тишина. Восторженные рукоплескания взорвали ее вновь. И среди тоненьких женских криков были слышны и низкие мужские голоса. Оказывается, братья Альмер и Рей уже давно стоят в мастерской Ирис и с восторгом любуются великолепным танцем. Кто-то кашлянул, и все оглянулись на дверь. Там, у открытого проема, сгрудились оруженосцы и слуги. Рей подошел к обессилевшей танцовщице и подхватил ее на руки, смеясь и целуя восхитительные черные глаза.

flower 2

Ч.Диккенс. "Посмертные записки Пиквикского Клуба"

Мистер Пиквик выступил — руки накрест; вот он на середине комнаты и несется в самый дальний угол; резкий поворот у камина, и он мчится назад к двери. Все кружатся, крестообразно взявшись за руки; наконец, громко отбивают ногами такт и уступают место следующей паре; повторяется вся фигура — опять отбивается такт, выступает следующая пара, еще одна и еще — оживление небывалое. Наконец, когда все фигуры были исполнены всеми четырнадцатью парами и когда старая леди в изнеможении вышла из круга, а ее место заняла жена священника, мистер Пиквик не переставал, хотя никакой нужды в таких упражнениях не было, отплясывать на месте в такт музыке, улыбаясь при этом своей даме с нежностью, не поддающейся никакому описанию.
Галя

Чак Паланик. "Уцелевший"

Она говорит:
- Разведи руки в стороны.
И я делаю так, как она говорит.
Она встает передо мной - лицом к лицу, близко-близко, почти вплотную - и кладет одну руку мне на шею. Другой рукой она берет мою руку и отводит её в сторону. Она говорит:
- Свободную руку положи мне на лифчик.
И я делаю так, как она говорит.
- На спине! — говорит она и отстраняется от меня. — Положи руку мне на лифчик там, где он пересекается с позвоночником.
И я делаю так, как она говорит.
Теперь она объясняет, что делать с ногами. Шагнуть вперед левой ногой, потом – правой, потом подтянуть левую к правой, она будет делать то же, но в противоположном направлении.
Collapse )
reverie

Гарин-Михайловский "Студенты"/ Кадриль

Наконец раздался давно ожидаемый сигнал к кадрили.
В длинной зале начали строиться пары. Молодой человек на коротких ножках, в пиджаке, поспешно натягивал перчатки, топтался возле своей дамы и с волнением оглядывался по сторонам так озабоченно, точно от этой кадрили зависела вся его судьба. Подвыпивший господин из молодых приказчиков тащил под руку, вдоль построившихся пар, свою толстую, неуклюжую даму, отыскивая себе визави. Лысый, в чуйке, кавалер, сапоги бутылкой, робко втиснулся с своей дамой в ряды танцующих и оглядывался так, точно вот-вот покажется его законная супруга, от которой он мгновенно и даст "стрекача" в толпу. Что касается дам, то те с деловыми лицами строились также равнодушно, как делают это солдаты на учениях.
Ларио с Шуркой перед началом кадрили выпили еще по одной. Его немного шокировала компания сотоварищей, и он нетерпеливо ждал кадрили, когда в разгаре танцев не все ли равно кто возле: чуйка ли, убежавший от своей жены, или приказчик, запустивший сегодня удачно руку в хозяйскую кассу.
Около Ларио и Шурки собралась обычная толпа зрителей.
Музыка заиграла.

Collapse )
vsadnik
  • helce

А.И.Куприн "Юнкера"

Проходя верхним рекреационным коридором, Александров заметил, что одна из дверей, с матовым стеклом и номером класса, полуоткрыта и за нею слышится какая то веселая возня, шепот, легкие, звонкие восклицания, восторженный писк, радостный смех. Оркестр в большом зале играет в это время польку.Collapse )
vsadnik
  • helce

А.И.Куприн "Юнкера"

В головной паре стояли, ожидая начала танца, директриса и граф Олсуфьев в темно зеленом мундире (теперь на близком расстоянии Александров лучше различил цвета) и малиновых рейтузах. Стоя, начальница была еще выше, полнее и величественнее. Ее кавалер не достигал ей головой до плеча. Collapse )
tulip

Брет Гарт. "Кресси"/вальс

Он уже завершал свой обход зала, как вдруг слуха его достигли первые звуки вальса.
Вальсировать в Индейцевом Ключе не очень-то умели — отчасти из-за того, что набожные люди серьезно сомневались, входил ли этот танец в репертуар царя Давида, отчасти просто потому, что молодежь еще не успела овладеть его трудностями.
Поддавшись желанию взглянуть туда, где кружились танцующие, учитель увидел только три или четыре робкие пары. Среди них были Кресси Маккинстри и ее прежний партнер. В своем восторженном душевном состоянии он не удивился, обнаружив, что она, видимо, успела усвоить в городе искусство вальса и кружилась с безупречной спокойной грацией, удивило его только, что ее партнер оказался весьма далек от совершенства и после нескольких неловких па она остановилась и с улыбкой высвободилась из-под его руки.
Обернувшись, она подняла взгляд и безошибочно направила его мимо теснящихся перед нею восхищенных лиц прямо в тот угол, где стоял учитель. Глаза их встретились, и окружающее перестало для них существовать.Collapse )
Husky
  • nimlas

Эмиль Неллиган, "Вилланелла"

При месяца сиянье в долине ждет прохлада.
Там парни-поселяне и поселянки рады
Под скрипки трепетанье и под трубы рулады
Плясать вилланеллу.

Здесь все благоухает, дол ароматов полон.
Костром пылает радость, веселье бьет, как волны,
Рубашки вздулись парусом, кружатся юбки колоколом.
Танцуем вилланеллу!

Пусть пары молодые поскачут, порезвятся,
А старички седые на них пусть заглядятся
И, вспомнив дни былые, невольно прослезятся.
Пляшите вилланеллу!

Вперед неситесь лихо! Пусть отблеск серебристый
Вам озаряет лица, изменчивый и чистый.
Танцуйте в ночь Купалы с зарницами лучистыми!
Пляшите вилланеллу!

(Пер. А. Иоxвидовой)

Collapse )
музыка

Иннокентий Анненский "Дымы"

В белом поле был пепельный бал,
Тени были там нежно-желанны,
Упоительный танец сливал,
И клубил, и дымил их воланы.

Чередой, застилая мне даль,
Проносились плясуньи мятежной,
И была вековая печаль
В нежном танце без музыки нежной.
Collapse )