Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

serious
  • helce

А.Антоновская "Великий Моурави", книга 2

Вердибег махнул рукой, раздвинулись зеркальные двери.
Впорхнули в Табак ханэ юные танцовщицы. На стройных бедрах раскачивался бирюзовый и розовый шелк. Золотые змеи сверкали на смуглой коже. Поднимаясь на маленьких ножках, танцовщицы плавно закружились, застывая в обольстительных позах.
Из золотых курильниц расходился по Табак ханэ фимиам и, точно одурманенные фиолетовым дымом, танцовщицы качнулись и все разом опустились на шелковые подушки. Осталась только самая гибкая, с глубокими глазами. Извивая пурпуровый шарф, едва касаясь ковра, она казалась нарисованной на персидской вазе. Томный взор танцовщицы был устремлен вдаль. Она протянула смуглые руки и застыла с полузакрытыми глазами. И вдруг, словно опьянев от сладострастных видений, откинула косы, переплетенные цветами, топнула ножками и зазвенела кольцами и браслетами. Не улыбаясь, целомудренная, в вызывающей позе, она закружилась еще стремительнее, еще сладострастнее.
Сефи мирза, по знаку шаха, подошел к танцовщице и приклеил к ее щекам золотые монеты – знак высокого восхищения. Но она, словно не замечая подарка, извивалась в опьяняющем танце, не уронив ни одну из приклеенных монет. Внезапно она рванулась и исчезла за керманшахским ковром. Журчащие звуки флейты наполнили туманный зал.
музыка

Стих Ильи Сельвинского

Здесь крыльев нет. Здесь пух поблёк.
Она лишь трепет лебединый.
За нею лебеди, как льдины,
Виолончель под ней, как бог!
Движеньем горестным и лунным
Она спускается по струнам,
И где-то на вершине сна
Сквозь душу движется она.

Шестнадцатые из-под ног
На рампу льдинками летели.
Рой балерин игрой метели
Снежинками летит в бинокль.

1943, Краснодар

взято на http://forum.balletfriends.ru/
музыка

Райнер Мария Рильке "Испанская танцовщица"

Как спичка, чиркнув, через миг-другой
Выбрасывает языками пламя,
Так, вспыхнув, начинает танец свой
Она, в кольцо зажатая толпой
И кружится все ярче и упрямей.

И вот - вся пламя с головы до пят.

Воспламенившись, волосы горят,
И жертвою в рискованной игре
Она сжигает платье на костре,
В котором изгибаются, как змеи,
Трепещущие руки, пламенея.

И вдруг она, зажав огонь в горстях,
Его о землю разбивает в прах
Высокомерно, плавно, величаво,
А пламя в бешенстве перед расправой
Ползет и не сдается и грозит.
Но точно и отточенно и четко,
Чеканя каждый жест, она разит
Огонь своей отчетливой чечеткой.
  • loshch

Валентин Парнах. Вступление (Кинотанец) [1924]

ВСТУПЛЕНИЕ
(Кинотанец)


Du pied gauche ja marquais la mesure et ja croyais avoir l’atetre dance un cercueil.

Honore de Balzac 1

Да будет милостив к тебе Шива, Победитель мира и танца.

Приветствие индусских танцовщиц



Находит длительный столбняк,
Проходит бешеный сквозняк,
И твердых музык заваруха
Идет сквозь скрежеты и вой.
Нам превосходно тешит ухо
Противозвучий шалый строй.

Суперэксцентрик наших лет
(Завинчен смокинг), странный малый,
Презрев классический балет,
Открыл свой танец небывалый.
Чертя костлявый арбалет,
Бьет едкою татуировкой,
Змей, танк, жираф. И вдруг скелет
Из рёбр его исторгся ловко.

Collapse )
Кошка в голубом

(no subject)

   Между тем все отошли в сторону, расчистили место. Я слышал голоса:   
  - Сам... Сам будет танцевать. Я не ушел от этой профанации подальше лишь потому, что хотел посмотреть забытый  танец, о  котором  не однажды слышал и который,  говорят, был очень распространен лет восемьдесят тому назад.  Огромная туша Дубатоука выпрямилась, он хмыкнул и взял Яноускую щепотью сверху за прозрачную кисть левой руки.
     С  первыми  же тактами "Ветерка"  он стукнул каблуками  и пошел тройным шагом то  с  правой, то с  левой ноги.  Эта  громадина  двигалась неожиданно легко,  поначалу  пристукивая  каблуками после каждых трех  шагов,  а  потом просто так, на носках. А  рядом  с ним плыла  она,  просто плыла в  воздухе, золотистая,  белая, голубая,  словно  райская  птица,  и  ее вуаль вилась  в воздухе.
     Потом они кружили, плыли, то сближаясь, то отдаляясь, то пересекая друг другу путь. Нет, это не была  профанация,  как  не бывает профанацией  танец старого  отяжелевшего танцора, который был когда-то  великим  мастером.  Это действительно был "Ветерок", постепенно переходящий в бурю, и вот уже только кружилась  в воздухе  вуаль,  мелькали ноги...  И  вдруг  музыканты  рванули мазурку.  Собственно, это  была  не  мазурка,  а  какая-то  древняя  местная вариация на ее тему, включавшая в себя элементы того же "Ветерка".
      И  тут махина  помчалась  вперед,  загрохотала  каблуками, затем начала плавно возноситься в воздух, ударяя ногой о ногу. А рядом плыла она, легкая, улыбчивая, величественная.
     Это было настоящее чудо: два человека в старинных одеждах творили перед нами сказку.

В. Короткевич "Дикая охота короля Стаха"
me
  • eregwen

И. Тургенев. "Ася"/вальс

- Если бы мы с вами были птицы, - как бы мы взвились, как бы полетели ... Так бы и утонули в этой синеве ... Но мы не птицы.
- А крылья могут у нас вырасти.
- Как?
- Поживите - узнаете. Есть чувства, которые поднимают нас от земли. Не беспокойтесь, у вас будут крылья.
- А у вас были?
- Как вам сказать... Кажется, до сих пор я еще не летал.
- Умеете вы вальсировать?
- Умею.- Так пойдемте, пойдемте ... Я попрошу брата сыграть нам вальс ... Мы вообразим, что мы летаем, что у нас выросли крылья.
Она побежала к дому. Я побежал вслед за нею - и несколько мгновений спустя мы кружились в тесной комнате, под сладкие звуки Ланнера. Ася вальсировала прекрасно, с увлечением. Что-то мягкое, женское проступило вдруг сквозь ее девически строгий облик. Долго потом рука моя чувствовала прикосновение ее нежного стана, долго слышалось мне ее ускоренное, близкое дыхание, долго мерещились темные, неподвижные, почти закрытые глаза на бледном, но оживленном лице, резво обвеянном кудрями.
Кимончик

М.Булгаков "Мастер и Маргарита"

И Маргарита вновь вылетела из комнаты с бассейном. На эстраде за тюльпанами, где играл оркестр короля вальсов, теперь бесновался обезьяний джаз. Громадная, в лохматых бакенбардах горилла с трубой в руке, тяжело приплясывая, дирижировала. В один ряд сидели орангутанги, дули в блестящие трубы. На плечах у них верхом поместились веселые шимпанзе с гармониями. Два гамадрила в гривах, похожих на львиные, играли на роялях, и этих роялей не было слышно в громе и писке и буханьях саксофонов, скрипок и барабанов в лапах гиббонов, мандрилов и мартышек. На зеркальном полу несчитанное количество пар, словно слившись, поражая ловкостью и чистотой движений, вертясь в одном направлении, стеною шло, угрожая все смести на своем пути. Живые атласные бабочки ныряли над танцующими полчищами, с потолков сыпались цветы. В капителях колонн, когда погасало электричество, загорались мириады светляков, а в воздухе плыли болотные огни
me
  • eregwen

В.Гюго. "Собор Парижской Богоматери"

На просторном, свободном пространстве между костром и толпой плясала девушка.
Была ли она человеческим существом, феей или ангелом, этого Гренгуар, философ-скептик, иронического склада поэт, сразу определить не мог, настолько был он очарован ослепительным видением.Collapse )